Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Памяти Сергей Довлатова

В Петербурге дискуссией с участием историка Льва Лурье, писателя Татьяны Толстой, литературоведа Глеба Морева и других открылся фестиваль «День Д», посвященный памяти Сергея Довлатова. В здании Двенадцати коллегий СПбГУ эксперты обсудили «Довлатова и воронку 1989 года» и нашли параллели между перестройкой и нашим временем.

«Следя за событиями в Москве (митингами — Прим.ред.), невольно начинаешь думать, что было бы, если бы Сергей Донатович Довлатов дожил до наших дней. И мне кажется, он мог бы выкинуть нечто фантастическое, — предположил литературный критик Никита Елисеев. — Нет, он бы не обратился к студентам, чтобы они не поддавались на провокации. Он обратился бы с открытым письмом к полицейским со словами: «Бить беззащитных и безоружных нехорошо, вы же люди всё-таки».

Как отметил Елисеев, Довлатов был «вдребезги политизирован», но при этом «по-человечески аполитичен»: «В нём сочетались человеческая, гуманная аполитичность и отвергание любого героического жеста».

"И стыдно стало мне..." - Нонна Слепакова

Нонна Слепакова

И стыдно стало мне



Кончалось всё у нас — поездка и любовь. 

Трудились мы в такси над болтовнею вялой, 

Что, дескать, может быть, когда-нибудь да вновь 

Всё будет ничего, кто знает, а пожалуй, 

И очень даже ничего себе! 

Так мы обманный ход искали в несудьбе. 

  

На улицу мою — в изогнутый рожок — 

Мы плавно по кривой вкатились на машине. 

А улицу в тот час закат холодный жег. 

Уступы крыш блеснуть всей ржавчиной спешили, 

А стены — всем своим чумазым кирпичом... 

Под беспощадным розовым лучом 

Тянулися ко мне изнывшие в разлуке 

Суставы сточных труб, брандмауэры, люки. 

  

И стыдно стало мне, что улицы моей 

Не тронул старый лоск, ни современный глянец, 

Что неуместнейше ты выглядишь на ней — 

Точь-в-точь взыскательный, злорадный иностранец. 

  

И стыдно стало мне, как будто я сама 

Так улицу свою нелепо искривила, 

И так составила невзрачные дома, 

И так закатный луч на них остановила. 

  

Мы вышли из такси, и тотчас, у ворот, 

Весенний льдистый вихрь освобожденной пыли 

Ударил нам в лицо, пролез и в нос, и в рот... 

Окурки трепетно нам ноги облепили, 

И запах корюшки нас мигом пропитал, 

Чтобы никто уже надежды не питал. 

  

И стыдно стало мне, как будто это я 

Тлетворным ветерком в лицо тебе дохнула. 

Я дверь в парадную поспешно распахнула — 

И стыдно стало мне, что лестница моя 

Лет семь не метена и семьдесят не мыта, 

Что дверь щербатая и внутренность жилья 

Неподготовлены для твоего визита. 

  

И стыдно стало мне за улицу, район, 

За город, за страну, за всё мое жилище, 

Где жизнь любви — да что?! — любви последний стон 

Обставлен быть не мог красивее и чище. 

  

...Когда же ты, в дверях составив мой багаж, 

Мне руку целовал с почтением брезгливым, 

Как у покойницы; когда же ты, когда ж 

Рванулся из дверей движеньем торопливым — 

То стыдно стало мне, что слишком налегло 

И стиснуло меня пустое приключенье, 

Что, в лифте ускользнув, смеешься ты в стекло, 

Летучее свое лелея облегченье.  

  

1985 

 

Не отрекаются, любя...

Оригинал взят у brenik в Не отрекаются, любя...

После трехсуточного дежурства в госпитале врач отделения нейрохирургии Вероника Михайловна Тушнова, едва дойдя до дома, записала на клочке старой бумаги "Не отрекаются, любя..." И уснула. Ей было всего 33 года. Шел 1944-й. Так началась история одного из самых щемящих современных романсов.
"Не отрекаются, любя..." на музыку Марка Минкова впервые прозвучал в 1976-ом со сцены Московского драматического театра имени Пушкина. Тушнова его уже не услышала.

Двумя годами позже Алла Пугачева, отредактировав, превратила этот романс в одну из своих самых знаменитых песен. Но сначала было слово.... И вот как звучало стихотворение в первозданном варианте:

Не отрекаются, любя.
Ведь жизнь кончается не завтра.
Я перестану ждать тебя,
а ты придешь совсем внезапно.
А ты придешь, когда темно,
когда в стекло ударит вьюга,
когда припомнишь, как давно
не согревали мы друг друга.
И так захочешь теплоты,
не полюбившейся когда-то,
что переждать не сможешь ты
трех человек у автомата.
И будет, как назло, ползти
трамвай, метро, не знаю что там.
И вьюга заметет пути
на дальних подступах к воротам...
А в доме будет грусть и тишь,
хрип счетчика и шорох книжки,
когда ты в двери постучишь,
взбежав наверх без передышки.
За это можно все отдать,
и до того я в это верю,
что трудно мне тебя не ждать,
весь день не отходя от двери.Collapse )

Бесплатная техническая библиотека

Оригинал взят у mike_poe в Бесплатная техническая библиотека
Оригинал взят у vasily_sergeev в Бесплатная техническая библиотека

Разделы Библиотеки

Архив и лента новостей науки и техники, новинок электроники, 4000 новостей
Журналы по радиоэлектронике, 5926 журналов
Журналы технические, 2700 журналов
Журналы по электротехнике, 299 журналов
Журналы компьютерные, 879 журналов
Журналы общеобразовательные, 687 журналов
Книги серийные, 2080 книг
Книги по радиотехнике, электронике, схемотехнике, 1110 книг
Книги по ремонту электроники и бытовой техники, 646 книг
Книги по связи, 301 книга
Книги по теории и практике измерений, 231 книга
Книги по электротехнике, энергетике, электрооборудованию, 1364 книги
Полезные статьи и справочные материалы, 3000 статей
Русские инструкции по эксплуатации (руководства пользователя), 3000 инструкций
Сборники, 123 сборника
Содержание журналов (алфавитный указатель статей), более 150000 статей
Схемы и сервис-мануалы мобильных телефонов, 1249 схем и сервис-мануалов
Схемы и сервис-мануалы телевизоров, видео- и аудиотехники, 8300 схем и сервис-мануалов
Схемы и сервис-мануалы бытовой техники, 13 справочников
Схемы и сервис-мануалы станков и электрического инструмента, 3 справочника
Электронные справочники, 24 справочника
Энциклопедия радиоэлектроники и электротехники. Статьи со схемами, иллюстрациями, комментариями, 10000 статей

История Франсуа Каванны

Удивительная история главного редактора "Charlie Hebdo"
http://www.echo.msk.ru/blog/serguei_parkhomenko/1470498-echo/
Каванна


На самом деле журнал "Charlie Hebdo", о существовании которого большинство наших соотечественников впервые услышало только теперь, в таких трагических обстоятельствах, удивительным и совершенно неожиданным образом связан с Россией, с русскими, с нашей общей историей.

И вот в чем тут дело.

Collapse )