andyburg54 (andyburg54) wrote,
andyburg54
andyburg54

Categories:

Из выступления Михаила Веллера об Эстонии

В 89-м году за 2 года до распада Союза в Эстонии был создан гражданский комитет, и его счетчики по адресам, которые брали в домовых книгах и в ЖЭКах обходили людей с вопросом: «Хотели ли бы вы быть гражданином независимой Эстонской республики?» Повторяю: за два года до распада Советского Союза. Если говорили — нет, говорили – извините, а если говорили — да, давали карточку, простую белую картонную с зелеными буквами: подпись, печать, какие-то цифры там. Размерность – с проездной, было больше похоже на кредитку. И вносили какую запись в конторскую книгу, которую таскали с собой.
Потом, когда распался Советский Союз и Эстония стала независимой, по этим карточкам при ходатайстве давали гражданство без каких бы то ни было экзаменов, независимо от знания языка, от ценза оседлости, национальности и так далее.

Все это чистая правда.
...........
Прожив в Эстонии 22 года с гаком, я встречал неоднократно, скажем так, недостаточно одобрительное и уважительное отношение русского населения к эстонскому, в основном народа простого. Отношение достаточно, я бы сказал, национально высокомерное. То есть люди чувствовали себя представителями более могучей культуры, более могучего государства, более мощной древней истории, более всего. И поэтому — что там эстонцы с какой-то вшивой Эстонией? Слово «чухонец» встречалось сплошь и рядом в разговорах, я вас уверяю. И эстонский язык вызывал сплошь и рядом у людей раздражение на чисто бытовом уровне. Все это было.

И когда все подряд, в том числе, и эти люди, которые совершенно не хотели, чтобы Эстонская республика была независимой, и которые совершенно не приветствовали эстонскую культуру, знать ее не хотели, сказали: «Фашисты не предоставляют нам эстонского гражданства» — ну, ребята, можно же быть немного честнее, когда на миллион эстонцев полмиллиона русских, из которых, скажем так, вряд ли половина лояльна Эстонии, наверное, меньше половины. И когда говорят: «Что же, теперь извиняться за оккупацию?» — я думаю, не то чтобы извиняться, я думаю, что когда говорят вот Эстония, Латвия, Литва выставят счет России за оккупации, потому что то-то, то-то…, вы знаете, да, до 40-го года по мясомолочной промышленности, вообще, сельскому хозяйству Эстония была выше, впереди Финляндии, а после этого стала ниже, посади.

Но, вне всякого сомнения, были построены огромные заводы, были построены фабрики, была создана промышленность, которой не было,

В 89-м году за 2 года до распада Союза в Эстонии был создан гражданский комитет, и его счетчики по адресам, которые брали в домовых книгах и в ЖЭКах обходили людей с вопросом: «Хотели ли бы вы быть гражданином независимой Эстонской республики?» Повторяю: за два года до распада Советского Союза. Если говорили — нет, говорили – извините, а если говорили — да, давали карточку, простую белую картонную с зелеными буквами: подпись, печать, какие-то цифры там. Размерность – с проездной, было больше похоже на кредитку. И вносили какую запись в конторскую книгу, которую таскали с собой.
Потом, когда распался Советский Союз и Эстония стала независимой, по этим карточкам при ходатайстве давали гражданство без каких бы то ни было экзаменов, независимо от знания языка, от ценза оседлости, национальности и так далее.

Все это чистая правда. Таких карточек было роздано потомственным эстонцам, которые по праву наследования – они или их прямые предки жили в Эстонии до 40-го года – их надавали около 800 тысяч и в общей сложности около 100 тысяч тем, которые не были потомственными гражданами, повторяю: национальность и знание языка не имело значения, если люди отвечали — да. Строго говоря, это было нечто вроде мелкого летучего теста на лояльность. То есть ты, в принципе, поддерживаешь саму идею независимости Эстонии? Вот если бы Эстония была независимой – вот в ней хотели бы быть и быть гражданином?
Мне представляется, это абсолютно правомерный вопрос. И когда я сказал – да – я говорил неоднократно, могу повторить еще раз – поскольку мне повезло в том, что я въезжал в Эстонию через стопроцентного эстонца, своего друга и отличного эстонского писателя Тээта Калласа, который был меня старше на 5 лет, но тогда я был никто. Он начал лучше, он был удачливее, он был автором ряда книг и членом союза и черт и дьявол. Он мне покровительствовал, помогла всем, чем мог. И он говорил: «Да, я стопроцентный эстонский националист». Все, что он говорил, было чистой правдой. Когда я въехал в ситуацию, я говорил своим эстонским друзьям: «Ребята, если я был эстонец, я бы вообще держал автомат в ящике письменного стола».
Не углубляясь в детали. Я полагал всегда, что каждый народ имеет право на самоопределение и имеет право на свое государство. Но, в принципе, это со всякими уставами ООН и декларациями независимости никак не расходится. Это уже лирические отступления, которые я ведущим не говорил. Когда ведущий сказал: «Как? Всем, кто с карточкой был? Да не верю, не было этого. Не может быть!» Тут я, действительно, вышел из себя, потому что глупостей там было много. Упомянутый стакан я сбил со стола и ему сказал на повышенных тонах, что не будет моей ноги на этой передачи, с чем и ушел.
А так я вообще, я против Романа Бабаяна ничего не имел, он мне всегда был симпатичен. Я его считаю хорошим ведущим. Но бывает… Вот такое вот и бывает.
А с чего это всё пошло… Там был правозащитник эстоноземелец, как сказать… Дмитрий Линдер, который рассказывал, что подлое, совершенно фашистское государство, которое интересует только комфорт. И вот Дмитрий Линдер и создал этот вот текст, который, я не помню, то ли с «Регнума», то ли с «Ридуса» – с какого-то интернет-ресурса пошел гулять – что я сначала согласился с его, Дмитрия словами, а потом вдруг устроил истерику ведущему и ушел. То есть маленькая неправда. Если кто будет смотреть в интернете той записи секундочек, может, 6, а может, 11 — черт его знает – пострижено между моей фразой Бабаяну и моим уходом. Его парочка фраз выстрижена, моя фразочка выстрижена, ну, чтобы все это смягчить. Получается, немного непонятно, какого черта я завопил и ушел, как будто меня в зад пчела укусила. На самом деле, все было чуть-чуть длиннее.
Но вот эта версия, которая Дмитрием Линдером была подана, она решительно не соответствует, в том числе, полет стакана в голову Бабаяна. Да вы что, с ума сошли? Такой стакан попадает в височную кость, осколок перерезает сосуд – и потом можно спасти, а можно и не спасти. Ну, что, чего? Перестаньте! Как говорил один герой в чудесном фильме «Золото Маккенны»: «Ну, пришлось пристрелить».
Так вот, видите ли, что касается правозащитника, он в свое время один из организаторов массовок по поводу переноса Бронзового солдата — против этого. Находился под преследованием. Сидел, больше полугода сидел. Был выпущен под залог. Еще через полгода состоялся суд. Судебное заседание после первого заседания длилось еще целый год. В результате он был полностью оправдан. И за то, что он более полугода отсидел, ему была присужена государственная компенсация. Сума равнялась примерно 11 тысячам евро. Обвинение: Организация массовых беспорядков. Найдите мне, пожалуйста, в российской истории пример, где человек был посажен за организацию массовых беспорядков, выпущен под залог, оправдан судом и получил 11 тысяч евро компенсации. Разумеется, Эстония – государство подлое или, по крайней мере, глупое.
И еще он сказал, что «теперь я не могу возвратиться в Эстонию, потому что там против меня судебное дело…». И тут есть информация: там, действительно, судебное дело. Оно буквально днями начаться или уже началось по поводу неуплаты алиментов. Не платил алиментов на ребенка, а алиментов набежало на 9 тысяч евро, на 2 тысячи меньше той суммы, которую он получил компенсации от государства за отсидку полгода. И, в принципе, возможно наказание до одного года тюремного заключения. Как вы понимаете, все это к правозащитной деятельности и вообще к преследованию русских в Эстонии имеет весьма косвенное. То есть преследование – но причем здесь национальность?
В Риге в прошлом или в позапрошлом году, куда он ездил в составе государственной официальной делегации, он был представлен как помощник министра культуры Российской Федерации Мединского. Он состоит в этой… отличное название: «Общественно-государственный или общественно-гражданский, или гражданско-государственный союз «Российское военно-патриотическое общество». Википедия утверждает, что чиновник вот военно-патриотического общества. Ради бога! Но для человека это пиар. Теперь все знают, что Добчинский и Бобчинский живут в городе N, куда приехал Хлестаков. Вот это так.
В общем, уровень был чудовищный. Профессор, который заявляет, что русские жили в Прибалтике тысячу лет, потому что князь Ярослав основал Юрьев. Город, действительно, на тот момент назывался Юрьевым. И во времена те и последующие, по-моему, лет 70 или 80 входил в состав русского княжества, действительно. А возникло это лет за 600 до Ярослава, а потом это все было шведское. А потом это все было немецкое.
В Тарту, кстати, был – я не помню, когда, грубо, около 1600 года – основан первый в Прибалтике университет. В это время это была шведская земля, это был шведский второй университет после Уппсалы.
Ну с кого они портреты пишут! Это по принципу: вот если что-то у меня плохое, у меня украли – мерзавцы, я украл – молодец!

Прожив в Эстонии 22 года с гаком, я встречал неоднократно, скажем так, недостаточно одобрительное и уважительное отношение русского населения к эстонскому, в основном народа простого. Отношение достаточно, я бы сказал, национально высокомерное. То есть люди чувствовали себя представителями более могучей культуры, более могучего государства, более мощной древней истории, более всего. И поэтому — что там эстонцы с какой-то вшивой Эстонией? Слово «чухонец» встречалось сплошь и рядом в разговорах, я вас уверяю. И эстонский язык вызывал сплошь и рядом у людей раздражение на чисто бытовом уровне. Все это было.

И когда все подряд, в том числе, и эти люди, которые совершенно не хотели, чтобы Эстонская республика была независимой, и которые совершенно не приветствовали эстонскую культуру, знать ее не хотели, сказали: «Фашисты не предоставляют нам эстонского гражданства» — ну, ребята, можно же быть немного честнее, когда на миллион эстонцев полмиллиона русских, из которых, скажем так, вряд ли половина лояльна Эстонии, наверное, меньше половины. И когда говорят: «Что же, теперь извиняться за оккупацию?» — я думаю, не то чтобы извиняться, я думаю, что когда говорят вот Эстония, Латвия, Литва выставят счет России за оккупации, потому что то-то, то-то…, вы знаете, да, до 40-го года по мясомолочной промышленности, вообще, сельскому хозяйству Эстония была выше, впереди Финляндии, а после этого стала ниже, посади.

Но, вне всякого сомнения, были построены огромные заводы, были построены фабрики, была создана промышленность, которой не было, возникла наука, которой не было, были научные институты, которых не было и которых сейчас опять нет. Была серьезная академия наук. Все это было. Были творческие союзы, где в процентном отношении… То есть творческих работников на душу населения, официальных членов союза в Эстонии было больше, чем где бы то ни было. И сравнительно с прочими членами союза по другим республикам они жили, в общем, безбедно, гонорары были сравнительно высокими. Книги в Советском Союзе выходили быстрее, где чем бы то ни было и легче, чем где бы то ни было. Потому что это было «наше, эстонское». Это было самоутверждение через культуру. Сейчас этого нет, сейчас и так свободны. Вот этот культ творческого человека, человека искусства, он, в общем, увял. Надо это признавать. Это то хорошее, что Советский Союз, безусловно, принес.
Но одновременно с этим надо же признавать, конечно же, и совершенно наглую аннексию 40-го года. Как это делалось, в какой последовательности, как вводились войска, как ставились ультиматумы, как фальсифицировались провокации, как с эстонского аэродрома летала авиация бомбить Турку и Хельсинки, абсолютно мирные города во время советско-финской войны; как десятки тысяч депортированных ехали из Эстонии в Сибирь. А народ, заметьте, крошечный, до миллиона никогда не доходил. Почему арестовывали, депортировали? А так! Классово чуждые элементы и вообще, НКВД должно правильно работать. Всё это тоже было. Нужно же признавать и хорошее и плохое. Нужно класть карты на стол и разговаривать по-честному. Если ты тянешь одеяло на себя, то в ответ с тебя потянут одеяло на себя – то, чем Россия занимается в своей, понимаете ли, внешней политике.


Tags: Михаил Веллер, Эстония
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments