andyburg54 (andyburg54) wrote,
andyburg54
andyburg54

Рецепт экономического роста

Оригинал взят у trim_c в Рецепт экономического роста
Экономический советник премьер-министра Украины Иван Миклош дает рецепт для украинской экономики

Главный экономический советник премьер-министра Иван Миклош на сайте Новое Время страны рассказал, в чем основная причина неэффективности экономики страны. Я позволил себе существенно сократить интервью, оставив лишь финальную его часть.

За 25 лет после падения коммунистического режима целый ряд соседей Украины — Польша, Словакия и страны Балтии — добились выдающихся результатов. Сегодня жители этих стран в среднем в 4–5 раз богаче украинцев, хотя еще в начале 1990‑х казалось, что Украина обгонит их всех.

— В чем, по вашему мнению, причина такой низкой эффективности труда, которую мы сегодня наблюдаем в посткоммунистических странах?
— Если говорить о периоде после падения коммунизма, то есть начале 1990‑х, то низкая эффективность была следствием старой системы. Коммунистические страны просто отменили конкуренцию и в экономике, и в политике. В политике не было конкуренции, демократии не было — руководящая роль коммунистической партии была записана в конституции. Все это убедительно свидетельствует, что без конкуренции не бывает экономического роста и повышения уровня жизни.


Истинность этого утверждения подтверждается не только опытом коммунистических стран. В его пользу свидетельствуют результаты, которых добились Ирландия, азиатские “тигры”, в частности Сингапур, Гонконг, Тайвань и Южная Корея. Все они разбогатели благодаря тому, что построили экономическую систему, основанную на открытости и конкуренции. Чем выше в стране степень экономической свободы, тем больше там конкуренция и, как результат, значительнее экономический рост.

— Вы ранее говорили, что рецепт экономического роста один и тот же для всех стран. Но, может быть, есть какие‑то страновые особенности? Есть Южная Корея, а есть Польша. Обе успешны, но означает ли это, что они делали одно и то же?
— Фонд Heritage и издание The Wall Street Journal на протяжении долгих лет составляли Индекс экономической свободы. И он убедительно доказывает, что страны с более высоким уровнем экономической свободы имеют более высокий уровень экономического роста. Это не значит, что более свободные страны обязательно более богатые. Но они растут быстрее других.

При этом свободная страна определяется не только низкими налогами, дерегуляцией, либерализацией. Свободная страна — это страна, в которой нет коррупции. Где есть верховенство закона, защита прав частной собственности. Например, в Швеции очень высокие налоги и перераспределение доходов между различными слоями населения. С такой точки зрения эта страна далеко не свободна. Но по всем другим показателям свободы Швеция лидирует и поэтому входит в десятку самых свободных экономик мира.

— Почему же, по словам некоторых бизнесменов, в Беларуси, где очевидно меньше свободы, чем в Украине, легче заниматься бизнесом, чем у нас?
Беларусь сохранила централизованную государственную плановую экономику. Там нет свободного рынка. Разве что для небольших предпринимателей. Но в целом это по‑прежнему командная экономика. Старую систему не сломали, сохранили. Кроме того, в Беларуси дела идут относительно лучше, потому что у нее по‑прежнему близкие отношения с Россией, которая субсидирует эту страну дешевым газом.

А что же произошло в Украине? Старую систему сломали, но не построили новой, жизнеспособной рыночной экономики. В результате сложилась дисфункциональная система, которая не создает условий для свободной и честной конкуренции. Доля государственной собственности по‑прежнему высока. Сохраняется большая зарегулированость, например в энергетическом секторе. Это привело к тому, что олигархи добились сказочного богатства и влияния. А дальше они стали злоупотреблять своими возможностями и привилегиями для расширения своего влияния и для того, чтобы избегать свободной и честной конкуренции.

Я сформулирую это так: экономику можно строить на двух моделях поведения — получении ренты или зарабатывании прибыли. Первая модель формируется, когда люди зарабатывают не за счет конкуренции и свободного рынка, а благодаря полученным привилегиям — за счет связей, злоупотребления властью, монопольному положению, подкупу судей и прокуроров, рейдерству. Если сказать просто — за счет коррупции.

— Почему тогда некоторые страны, например Польша, сейчас пытаются отказаться от либеральных реформ?
— Да, так происходит сейчас в Польше, да и Венгрия еще раньше изменила курс. Но посмотрите на результаты, которые показывает экономика Венгрии. Орбан [Виктор Орбан, премьер-министр Венгрии] так поступает, потому что он авторитарный управленец. Он стремится заполучить побольше не только политической, но и экономической власти. Путин делает то же самое.

Но давайте посмотрим на результаты Венгрии. Двадцать лет назад Венгрия была на третьем месте по показателю ВВП на душу населения среди стран Центральной Европы и Балтики — тех, что сегодня входят в состав ЕС. На первом месте была Словения, на втором — Чехия. И где сегодня Венгрия после 20 лет такой экономической политики? На последнем месте. Ее обошла Словакия, Польша, Эстония, Литва, Латвия. Сегодня эта страна на девятом месте.


Сильно огрубляя ситуацию, можно сказать так.
Социальная справедливость - это очень хорошая вещь. И как каждая хорошая вещь, она стоит дорого и не каждому по карману.

Если в стране долго была уродливая экономика и эта система рухнула, то в процессе перехода стране нужно думать много о свободе и мало о справедливости.
Хочу обратить внимание на то, что просто перед глазами.

В Польше и Прибалтике стартовые условия формально очень сильно походили на Украину. Но ментально большинство населения там реально хотело резких перемен и было согласно терпеть. Эти страны хотели свободы и двинулись по этому пути.

Украина была намного дольше советской и намного больше советской. Потому там сильнее хотели справедливости и опасались свободы. Сегодня мы можем посмотреть на итог. Страна в которой политики отчаянно боролись за справедливость - Украина. У нас политики просто охрипли, борясь за социальную справедливость. В итоге такое несправедливое распределение национального богатства и доходов как в Украине можно найти сегодня разве что в Африке - и то далеко не во всех странах, только в самых отсталых. Таков итог успешной борьбы за справедливость и популярности самых отчаянных борцов за справедливость - Тимошенко, Ляшко , Рабиновича.

В Польше и Прибалтики с самого начала борьбу за свободу политическую и экономическую безоговорочно поставили выше борьбы за справедливость. В итоге у них больше не только свободы. Их уровень социальной защиты выше нашего в разы, а различие в доходах между самыми богатыми и самыми бедными меньше нашего не в разы в десятки раз - их рабочие зарабатывают больше наших примерно в четыре раза - а их богачи примерно во столько же раз беднее Ахметова или Фирташа (если брать довоенный уровень).

Можно взять более длинный период времени и другие примеры.
В конце 50-х Мексика была заметно богаче Южной Кореи, а Аргентина - богаче в разы.
Но в Мексике и Аргентине каждый новый президент клялся в любви к народу и обещал справедливость. А в Ю.Корее правили диктаторы, которые думал о свободах для экономики и совсем не думали о справедливости.

В итоге свободная экономика заменила диктаторов демократией, а Ю.Корея неизмеримо богаче (и справедливее!) Мексики. Такая странная вещь. Чем сильнее политики борются в бедных странах за социальную справедливость, тем богаче там чиновники и тем сильнее разрыв между бедными и богатыми.

Think again
Tags: Украина, всякая всячина, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments