February 21st, 2017

Жизнь наша...

Жил в Екатеринбурге один бандит. Дерзкий и отмороженный. Фамилия на слуху. Убили, конечно. И вот передо мной сидят бабушка с внуком, и я смотрю в карточке фамилия. Иди, говорю, Миша, погуляй, я с бабушкой поговорю. Что, говорю, его сын? Она говорит: «Ну да, 12 лет уж ему». Я говорю: «Видно, что он хороший парень». Она говорит: «Пока да, но я с ужасом жду, что те гены проснутся». Переговорили с парнем. Совершенно искренний, интерес вызывают мотоциклы. Мало того что уже умеет ездить, понимает что как устроено. Вот за это и попробуем зацепиться.

А потом еще девчонка зашла и говорит: «У меня с сыном проблемы». Потом оказалось, что сыну 16 лет, он ее запугивает и бьет. И самые ласковые слова для матери: «Сдохни, тварь». А живут вдвоем. Она пыталась его выгнать из дома, в результате он ее выгнал, и она жила у чужих людей несколько дней. Причем оба социализированные: она работает, он в школу ходит. Решали, как помочь, Саша Шумилов предложил очень остроумный способ. Когда сделаем, расскажу. Если все получится, он больше никогда не будет маму обижать.

Потом подряд две делегации. Банкротство ЗАО «Тяжпромэлектромед», год зарплату получить не могут. И большое банкротство «Гипродор НИИ», там 80 человек и тоже долги за год. И там, и там есть решение суда, но никто не платит, потому что денег нет. А вообще Гипродор обанкротился в нескольких городах: Хабаровске, Барнауле, Екатеринбурге, Питере и других. Везде остались недоделанные объекты.

Потом женщина пришла, ситуация хоть вой. Живут вдвоем с сыном. Хочет приватизировать двушку. Но я, говорит, не могу приватизировать, потому что как только приватизирую, сын свою долю продаст, кому ни попадя и меня выгонит. Я говорю: «Не приватизируйте, живите так». Она говорит: «Но если я умру, сыну ничего не достанется». Я говорю: «Тогда приватизируйте». Она говорит: «Но если приватизирую, сын меня выгонит». Вот так и живем.

А потом пришли женщина. Бедно одетая, работает кондуктором. У нее месяц назад опека изъяла двух сыновей. Одному 6, другому 11. Она ходит к ним, общается, пытается забрать. Ей не отдают. Готовится суд по лишению. Она говорит: «Да, я бедная, но дети в школу ходили, накормлены, чистые, все зашито-заштопано. Я ушел, чтобы она не слышала, и позвонил директору детдома. Она говорит: «Ребята нормальные, старший за младшего заступается. Она ходит каждый день и просит их отдать, а мы не можем и ждем суда». Я говорю: «Почему забрали?». А он помялся немножко: «На нее родственники написали заявление, что она психически ненормальная, и должна быть экспертиза». «Охр.неть» — говорю. Вернулся в кабинет, расспросил. Оказывается, живут в трехкомнатной квартире она, мать и старший брат. И она со своими двумя мальчишками родне докучает. Насколько я понял — мать написала. За жилплощадь борются.

И еще женщина пришла. Нашла мужика пожилого после инсульта, который живет на лестничной площадке. Оказывается, что он когда-то заработал трешку. Дети, которые в своей жизни еще ничего не заработали, настояли разделиться. Продали. Один купил комнату, другой машину, а отцу купили далее не комнату, а долю в трехкомнатной квартире. Там его естественно никто не ждал, и жить ему там не дали. Случился инсульт. Он выписался из больницы, попытался вернуться. Не пустили. Эта женщина помогла ему сделать все документы и выиграть суд по вселению. Снова не пустили. И она пришла к нам. И ведь ни дети его, ни другие родственники, а совершенно чужая женщина. Постараемся помочь. Лейла на контакте.

И сразу вслед за ним седой невысокий мужик. Тоже трешка, которую заработал на стройке. Две комнаты смежные, а одна отдельная, самая большая. И вот он в ней живет. А дочь с двумя внучками живет в этой же квартире, и начинают его щемить. А он когда приватизировал, он сделал по-честному: на себя 1\4, а на дочь 3\4. И комната, в которой он живет, больше его доли. И реально по суду его могут выселить из этой комнаты. Конечно самые неприятные и тяжелые дела — трения между родственниками.

Меня удивляет то огромное количество людей, которые тратят всю энергию не на то, чтобы заработать и купить, а думают как бы ловчее оттягать у собственных родственников.

Последнее время очень много народу идет с жировками. Еще одна системная проблема. С нового года за тепло стали выставлять вообще другие суммы. Связанно это с изменением расчетов. И у женщины за однушку насчитали 8900 рублей. А пенсия у нее 8400. И таких много. Просто спрашивают: «А как жить?». А я знаю? Ну, будет совсем край, всегда найдите меня, что-нибудь придумаем.

Потом пришла женщина и давай меня стыдить: «Транспорт дорогой, билеты по 28 рублей». Я говорю: «Ну уж по 28, в среднем по Екарте с учетом всех льготников получается в районе 20, а по вашему льготному гораздо дешевле». Она говорит: «Да? Почему в Крыму все пенсионеры, ветераны и другие льготники ездят бесплатно, а мы платим? Почему?». Я говорю: «Именно потому».

А потом пришел человек. Притащил хорошие новые книжки для детской библиотеки в ОДКБ № 1. Приходили люди с разными идеями. По деткам-аутистам, по разным мероприятиям.

А уже вечером приехал Андрей Агафонов председатель федерации мотоспорта и сказал, что заберет Мишу к себе, приставит к делу и поможет подготовить тренировочный мотоцикл. Вот так и закончился этот день.