February 15th, 2016

«Мы скатились»... Прямо к Северной Корее

Оригинал взят у gr_yavlinsky в «Мы скатились»... Прямо к Северной Корее
«Мы скатились во времена новой холодной войны», — как-то невнятно сказал Медведев в Мюнхене, и все СМИ написали, что Медведев «объявил о начале холодной войны». Это значит, в обществе уже есть готовность к войне, она уже в сознании... От такого сознания до реальной войны, не холодной, — один шаг. И не надо думать, что сейчас будет как в советские времена: все трындят о холодной войне, а потом ничего не случится. Тогда в руководстве страны было 14 человек, а не ОДИН, было, пусть сильно искаженное, но чувство ответственности перед миром. Сегодня уровень сознательной и бессознательной безответственности правящей «элиты» почти абсолютный, крайне низка планка чувствительности к последствиям («после нас хоть потоп»), а ощущение вседозволенности беспредельно. Продуктом современной российской системы стала глубокая демодернизация сознания её «элиты», и при таком «начальстве» непрерывные разговоры о войне легко могут стать реальностью.

По сути, выступление Медведева — это как северокорейский шантаж: или смиритесь с тем, что мы делаем на наших условиях, или получите третью мировую (мы держим палец на ядерной кнопке).

Но даже если инициированная Путиным конфронтация со всем миром не выльется в вооруженный конфликт, то для России новая холодная война все равно закончится так же плачевно, как и предыдущая — полным поражением и распадом. Только гораздо быстрее.

Поэтому, как сказал Медведев, «мы скатились»... Прямо к Северной Корее.

  • maxvl

Глава ФАС написал Медведеву душераздирающее письмо о невозможности купить лекарства

В нашем распоряжении оказалось сенсационное письмо главы ФАС Игоря Артемьева в адрес премьер-министра Дмитрия Медведева. Главный антимонопольщик страны утверждает, что десятки тысяч россиян по вине Минздрава не имеют доступа к новейшим зарубежным лекарственным препаратам, полностью вылечивающим или продлевающим жизнь тяжелобольным людям, включая тех, кто страдает различными формами рака. В результате ежегодно растет случаев суицида или граждане просто умирают от болезней раньше времени без каких-либо шансов на спасение.

Глава ФАС написал Медведеву душераздирающее письмо о невозможности купить лекарства
фото: Геннадий Черкасов

Странами, в которых наибольшее количество людей страдают онкологическими заболеваниями, являются США и Россия. Однако у нас и американцев абсолютно разные возможности при лечении. Каждый третий раковый больной вРоссии умирает в течение года после постановки диагноза. В США больше 70% пациентов полностью вылечиваются и проходят пятилетний рубеж после постановки диагноза. Конечно, при условии, что обнаруживают опухоль на ранних стадиях. У нас онкология стоит на втором месте среди болезней по смертности. Не лучше ситуация обстоит с инфарктами и инсультами.

Кроме того, эксперты отмечают увеличение числа самоубийств, связанных с онкологией и отсутствием обезболивающих препаратов. «МК» неоднократно писал о таких случаях. Достаточно вспомнить как ушли из жизни страдавшие от рака контр-адмирал Вячеслав Апанасенко, вице-адмирал Юрий Устименко, генерал-майор Борис Саплин. Этот трагический список можно продолжить.

Невероятно, но факт. Наши законы устроены так, что доступ к необходимым препаратам иностранного производства в России ограничен. За границу в «шоп-тур» за медикаментами далеко не каждый может съездить. Тем более в кризис. Получается, страдают больше всего малоимущие.

В соответствии с законом «Об обращении лекарственных средств» для регистрации любого препарата в нашей стране нужно проведение локальных клинических исследований, даже при наличии результатов международных испытаний.

«Я думаю речь идет о здоровье десятков тысяч людей. Не меньше, – заявил «МК» руководитель ФАС России Игорь Артемьев говоря о необходимости проведения повторных исследований лекарственных средств. – И это только за последние несколько лет».

Ладно бы речь шла о лекарствах, допустим, из африканских стран, но запрет распространяется на всех. Включая Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов США (FDA), Европейское медицинское агентство (EMA), давно имеющих репутацию регуляторов, которые в состоянии обеспечить качество и безопасность продукции любой фармацевтической компании.

Официально в Минздраве эту несуразицу объясняют так. В упомянутом законе есть статья 3 часть 5, согласно которой результаты клинических исследований признаются на так называемой «основе взаимности». Проще говоря, мы ваши признаем, а вы наши. Но парадокс заключается в том, что эта норма еще ни разу не применялась в мировой практике. Ее не существует, поскольку клинические исследования являются зоной ответственности не государств, а фармацевтов. При этом место и проведение испытаний значения не имеют. Главное, чтобы они соответствовали международному стандарту GCP (стандарт этических норм и качества научных исследований – «МК»).

Как написано в письме ФАС премьер-министру, в результате «отечественное требование об обязательном проведении локальных испытаний задерживает выход новых препаратов на российский рынок». Иностранные производители вынуждены либо отказываться от регистрации, либо проводить избыточные повторные исследования. А это занимает от года до нескольких лет. Доступность лучших мировых лекарств для пациентов стремится к нулю. Сколько за это время умрет больных?

К тому же нарушается принцип равенства фармкомпаний.

«Причем неформальная аргументация сторонников проведения исследований довольно интересная, – продолжает глава ФАС Артемьев. – Дополнительные клинические испытания в России, оказывается, нужны из-за того, что геном россиян отличается, например, от генома европейцев. Как вам это нравится? Увы, но это выше моего понимания».

Антимонопольщики предлагают кардинально изменить упомянутую норму закона и допускать на наш рынок без каких-либо ограничений лекарства из стран, перешедших на стандарт GCP. Главным образом, речь идет о лекарствах, зарегистрированных в США и Евросоюзе. Качество не должно пострадать. Тем более у нас действуют щадящие сроки на процедуру регистрации: 160 дней, из них 110 дней на экспертизу отчетов клинических исследований. Этого вполне достаточно.

Официальный представитель Минздрава Олег Салагай сообщил «МК», что сейчас «предложения ФАС прорабатываются министерством совместно с другими органами власти». Больше ничего.

http://www.mk.ru/economics/2016/01/15/glava-fas-napisal-medvedevu-dusherazdirayushhee-pismo-o-nevozmozhnosti-kupit-lekarstva.html