February 6th, 2015

История из бездуховного пендосского супермаркета как контрапункт духовному супермаркету питерскому.

Оригинал взят у kercudu в История из бездуховного пендосского супермаркета как контрапункт духовному супермаркету питерскому.
Оригинал взят у bell_mess в История из бездуховного пендосского супермаркета как контрапункт духовному супермаркету питерскому
Почти одновременно с ЧП с пожилой женщиной в питерском магазине "Магнит", схожая история произошла в одном американском супермаркете.

В магазине городка Лондон в штате Кентукки мужчина пытался украсть детское питание. Вызванный на место происшествия полицейский Джастин Роби выяснил, что правонарушитель - одинокий отец, воспитывающий полугодовалого сына, вместе с которым и пришёл в супермаркет; оказалось, что эта семья сейчас переживает тяжёлые времена.
Менеджер магазина решил не выдвигать против мужчины никаких обвинений; полицейский согласился с таким подходом. Позднее в интервью Джастин Роби пояснил: "Если бы я возбудил дело, ничем хорошим это бы не кончилось. У него и так нет денег, и если я отправлю его в суд, у него средств не прибавится. Я поставил себя на его место. Что если я попал бы в ситуацию, когда мне было бы нечем кормить сына?”
Офицер из своего кармана оплатил детское питание и отпустил совершившего кражу мужчину, подсказав тому координаты организаций, которые могли бы помочь его семье.
"Мы не роботы, за полицейским значком - тоже человек".

http://www.cbsnews.com/news/cop-responds-to-shoplifting-report-with-help-not-handcuffs/

Как там хуйло крякал, "мы, русские, пошире душой"?

"Духовность" лезет изо всех щелей!

Оригинал взят у kiveretsky в ДЕТИ - НАШЕ БУДУЩЕЕ...
Такие сюжеты уже не удивляют... Великодуховные россияне, как и в случае с умершей за не украденное масло блокадницы, переключатся сейчас на эту старушку - надо же добить, надо же реализовать свою агрессию и ненависть за свои комплексы и неудачи. Сами себя сиротами безродными делают эти дочки-внучки, гадя всем родным и близким, а потом желчь выливают тоннами на таких вот старух, которые на хуй послать не могут.

Оригинал взят у zharkoiryabiny в post




...

Какую страну потеряли! (С)

Оригинал взят у ukrfan в Какую страну потеряли! (С)
Е.Г.Эткинд вспоминает:

...Когда я повесил ватник в общей прихожей, многочисленные жильцы квартиры подняли скандал: смрад, исходивший от него, был невыносим; да и то сказать — «фуфайка», как называла этот предмет Татьяна Григорьевна, впитала в себя тюремные запахи от Ленинграда до Воркуты. Пришлось ее выбросить; другой не было, купить было нечего, и мы выходили из дому по очереди. Татьяна Григорьевна все больше сидела за машинкой: перепечатывала своего «Дон Жуана».

Вот как он возник.

Гнедич арестовали перед самым концом войны, в 1945 году. По ее словам, она сама подала на себя донос. То, что она рассказала, малоправдоподобно, однако могло быть следствием своеобразного военного психоза: будто бы она, в то время кандидат партии (в Штабе партизанского движения это было необходимым условием), принесла в партийный комитет свою кандидатскую карточку и оставила ее, заявив, что не имеет морального права на партийность после того, что совершила. Ее арестовали. Следователи добивались ее признания — что она имела в виду? Ее объяснениям они не верили (я бы тоже не поверил, если бы не знал, что она обладала чертами юродивой). Будто бы она по просьбе какого-то английского дипломата перевела для публикации в Лондоне поэму Веры Инбер «Пулковский меридиан» — английскими октавами. Он, прочитав, сказал: «Вот бы вам поработать у нас — как много вы могли бы сделать для русско-британских культурных связей!» Его слова произвели на нее впечатление, идея поездки в Великобританию засела в ее сознании, но она сочла ее предательством. И отдала кандидатскую карточку. Понятно, следствие не верило этому дикому признанию, но других обвинений не рождалось. Ее судили — в ту пору было уже принято «судить» — и приговорили к десяти годам исправительно-трудовых лагерей по обвинению «в измене советской родине» — девятнадцатая статья, означавшая неосуществленное намерение.

После суда она сидела на Шпалерной, в общей камере, довольно многолюдной, и ожидала отправки в лагерь. Однажды ее вызвал к себе последний из ее следователей и спросил: «Почему вы не пользуетесь библиотекой? У нас много книг, вы имеете право…» Гнедич ответила: «Я занята, мне некогда». — «Некогда? — переспросил он, не слишком, впрочем, удивляясь (он уже понял, что его подопечная отличается, мягко говоря, странностями). — Чем же вы так заняты?» — «Перевожу. — И уточнила: — Поэму Байрона». Следователь оказался грамотным; он знал, что собой представляет «Дон Жуан». «У вас есть книга?» — спросил он. Гнедич ответила: «Я перевожу наизусть». Он удивился еще больше: «Как же вы запоминаете окончательный вариант?» — спросил он, проявив неожиданное понимание сути дела. «Вы правы, — сказала Гнедич, — это и есть самое трудное. Если бы я могла, наконец, записать то, что уже сделано… К тому же я подхожу к концу. Больше не помню».


* * *
Это можно себе представить? чтобы очевидно больного и очевидно сверхталантливого человека тем не менее судили и посадили за "преступление", которого - как всем, включая следователей, было очевидно - не было?

Даже если представить, что Гнедич все это выдумала - какое такое преступление она могла совершить?