October 25th, 2014

Аэропорт Донецка. Рассказывает Сергей Лойко.

Оригинал взят у spartak_gomel в Аэропорт Донецка. Рассказывает Сергей Лойко.
"На пике событий" с Матвеем Ганапольским › Сергей Лойко про аэропорт Донецка: "Это украинский маленький Сталинград"

"Сергей ЛОЙКО: И с каждым ударом украинской артиллерии, ощущение такое что сейчас все упадет. Они ночью не спят, они пытаются как-то, некоторые привыкли, но большинство не спит. Они не едят теплой пищи, они не пьют ничего, кроме чая. У них там есть лекарства, но раненых нужно вывозить так же под обстрелом, воду под обстрелом, я сейчас расскажу страшный героический эпизод, когда напротив того места, парковки бронетранспортеров, единственное место, которое более-менее простреливается с одной стороны, там стоит сгоревший танк. Когда из него вылезло три танкиста, их снайпер убил, они погибли. Двух нашли, один там так и сгорел, и его разорвало на куски какие-то. И Славик, такой солдат, он, когда выходил на улицу, за какими-то делами, он нашел большой кусок бедра этого танкиста. И он говорит: ребята, мы должны отправить этого танкиста домой. Разумно. Славик, ты что, сейчас отправишь домой, и тебя убьют. Кто пойдет? И все подняли руки. И вышло два человека, Славик и Миша, молодые ребята, красивые, интеллигентные. Они вышли, нашли ящик, вышли на улицу, когда приехал транспорт, и пока другие, одни загорожены транспортом, в других стреляли, ну у них руки заняты, Славик вообще снайпер. Они положили свое оружие, уложили в ящик останки, при мне этот ящик две пули прошило, они положили ящик на бронетранспортер, а в это время в них все время стреляют, они занимаются этим делом, отправляют танкиста домой. Они привязали на проволоку этого танкиста, потом оба схватили автоматы и снайперское СВД, и стали участвовать в бою. Они тридцать секунд были абсолютно незащищены. Жертвовали жизни ради давно умершего человека. И таких вот случаев там просто один на одном. Вот этот полковник, Олег Зубовский, вот это настоящий полковник. Не какой-то там штабной проходимец, который не вылезает из блиндажа, он мог туда не ехать, он заместитель командира бригады. Отдай приказ, поедут другие офицеры. Половина тех, кто там находится – офицеры. Это о чем-то говорит. Он говорит: я сюда пришел, потому что здесь мои ребята, и если я буду с нами, я знаю, что у них будет больше шансов выжить. Это боевой офицер. И он, когда выходил, все, кто с ним вошли, они меняются через неделю, через десять дней, все вышли. Я не знаю, благодаря ему, или повезло, но я ему как человек, очень за это благодарен. Всех людей, которых вы видите на моих фотографиях, всех людей вы теперь можете увидеть в жизни, потому что они все вышли из аэропорта, они все живы. Не знаю, может быть, они когда-то туда вернутся, но то, что Олег Зубовский, настоящий полковник был там, это очень помогло им выжить. Они знали, что рядом всегда есть офицер, рядом есть отец. Они совсем молодые ребята. Там был парень такой, Сережа Холан, студент журфака. У него отец – русский полковник в российской армии. Он ему перед этим делом позвонил, и этот папаша зомбированный: ты же знаешь, что ты будешь стрелять в своих братьев? А Сережа сказал: я же не просил братьев приходить ко мне сюда в страну с оружием. Это был их последний разговор. И я спросил: а ты-то чего сюда приехал, хочешь опыта набраться?
Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он из России приехал?
Сергей ЛОЙКО: Нет, отец его развелся с матерью, и живет в России. И он говорит: Я понимаю, что может быть это бессмысленно, меня это не волнует. Я приехал сюда, что бы кого-то я мог заменить. Потому что я кого-то заменю, и он останется жив. И может быть, он потом спасет или заменит меня. "

Прочтите полностью здесь: http://radio.vesti-ukr.com/etherethemes/10019-na-pike-sobytij-24-oktjabrja.html