September 30th, 2014

Знаковый текст от члена совета федерации

"Солженицын, оказывается, все-таки точно не друг. Так установил недавно самый главный редактор наиболее литературной газеты товарищ Поляков. Он так и сказал: не стоит, мол, из него лепить культовую фигуру. Пора соглашаться. Сам я, как в том анекдоте про чукчу, не писатель. В моей пионерской жизни писатели Поляков и Солженицын появились в одно время, в начале 1990-х, когда мы прочитали "Сто дней до приказа" и "Один день Ивана Денисовича".

Поляков был модным перестроечным автором, который легко читался и так же легко забывался. А Солженицын был классиком, который читался не легко, но веки нам поднял на нашу же историю.

Тогда казалось, что эти авторы по одну сторону цивилизационных баррикад.

Четверть века пролетело.

Случилось за это время много всякого и со страной, и с ее писателями, и вот на днях Поляков наконец Солженицына распознал. И рассказал об этом на портале газеты «Культура».

Наверное, чтобы победить.

Причем сам выпад выглядит тем более странно, что приурочен к столетию классика, которое будет только через четыре года.

Дословно было сказано, что "никто не предлагает вычеркнуть Солженицына из списка выдающихся соотечественников, но и культовую фигуру из него лепить явно не следует. Чтобы деятели культуры молодого поколения не делали для себя заведомо порочных выводов...".

На весьма удивительное обвинение Полякова уже ответила вдова, и повторять ее аргументы нет смысла. Поговорим о своем.

Сохраняя определенное уважение к Полякову, с ним стоит согласиться.

Во-первых, лепить из Солженицына культовую фигуру действительно не надо, поскольку он давно ею стал. Только так можно сказать о писателе, который изменил сознание сразу нескольких поколений жителей планеты Россия. И если уж мы смогли мирно и без большой крови расстаться с коммунистическим прошлым, то, не в последнюю очередь благодаря Солженицыну.

Во-вторых, биография Солженицына – это пример не только писательского подвижничества, но и человеческого. Всем известно и никем не опровергнуто, что Александр Исаевич покинул родину не по своей воле. А если он и призывал Запад к войне, то не с Россией и даже не с СССР, а собственно, с коммунистической и тоталитарной идеологией. И, естественно, не с помощью танков.

В-третьих, именно Солженицын дал нам беспощадный анализ причин развала Российской империи и меры ответственности элит за свершившееся.

В-четвёртых, Солженицын никогда не следовал дешевой конъюнктуре и всегда отстаивал свою позицию, невзирая на то, насколько она популярна или наоборот в данный конкретный момент исторического времени. Если он считал нужным войти в конфликт с либеральной интеллигенцией, он это делал, даже если время требовало конфликта избежать.
Поэтому обвинения Юрия Полякова выглядят несколько странно, как будто адресованы не Солженицыну, а кому-то совсем другому, виртуальному персонажу, с которым Поляков захотел вступить в вербальный бой. Ведь для того, чтобы на ровном месте, бесплатно и без риска для себя предстать героем, необходимо выдумать великого врага, желательно мертвого, чтобы он не смог ответить в реальном времени.

Вполне возможно, скоро мы прочитаем в мемуарах Полякова, как поздний Солженицын заимствовал у него сюжеты для "Красного колеса". А если Поляков прочитает, что на Солженицыне свет клином не сошелся, и решит разоблачить Шаламова, Довлатова, Бродского и Ахматову, то с таким подходом и без особого напряжения подконтрольное ему издание пятилетку сможет продержаться.

Дело, в конце концов, не в личных амбициях главреда "Литературной газеты", всплеск писательской известности которого остался далеко в прошлом, а в самом духе нынешнего времени, которое позволяет беспардонно третировать великих. При этом особенно нелепо выглядят измышления Полякова о том, что "я скорее поверю 5-му управлению КГБ (которое в советское время занималось борьбой с инакомыслием), окошмаривать которое в нынешней геополитической реальности я бы не рискнул".

Все это было бы, конечно, не более чем бессмысленной и бессовестной амбицией, если бы не казалось определенным рубежом, за которым после атаки на Солженицына могут начаться попытки реабилитации ГУЛАГа и восхваления самой идеи государственного насилия над личностью. Причем делать это будут люди типа Полякова, которые ни через ГУЛАГ, ни через раковый корпус не проходили.
Да к тому же и не грозит.

Мораль же этого дурного анекдота заключается в том, что подобные поляковы боятся перечитать то, что сами написали двадцать лет назад.

Может быть, как написал писатель Поляков в начале перестройки, "нужно быть терпеливым, словно санитар из дурдома".

Член Совета Федерации от Архангельской области Константин Добрынин
http://www.fontanka.ru/2014/09/29/051/

Плевок от чистого сердца

Девушка ехала в метро в майке с собачкой Снупи — это такая толстая смешная собачка. Снуппи была на майке не сама, а красовалась на фоне флага Британии. Некая «тётка 50+» увидела майку, подошла к девушке, ударила её по щеке и сказала что-то типа «Убирайся отсюда, подстилка американская!»

Вторая история случилась во время традиционного московского марафона. Вот как описывает случившееся сама участница: «Очень неожиданный опыт: бежать по Москве десятки километров в рамках такого важного для меня Московского марафона в майке "UKRAINE" и получить плевком в лицо от болельщицы лет 50+. "Ах ты тварь, убирайся в свою страну, нечего мой город позорить и бежать наш марафон!". Тётенька ловко выбила из моих рук стаканчик с изотоником и победно посмотрела на внучку. Я ошалело сообщила ей, что она сама тварь, извинилась перед ее внучкой и задумчиво побежала дальше».

Такие две истории.

К любому происшествию в России принято подставлять два вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?»

Знаете, я много лет прожил в Москве и привык, что, несмотря на двенадцать миллионов проживающих и проблемы с мигрантами, «московские тётки 50+» — это люди приветливые. Они, конечно, если мимо них в подъезд пройти, вслед тебе такое скажут, что мама не горюй, но понять их можно: мужа, чаще всего, нет, пенсия маленькая, развлечений нет, в поликлинике очереди.

Но, замечу, «московские тётки 50+» были всегда существами незлобивыми и неагрессивными. Недобрыми, подозрительными — да, но агрессии от них, в виде рукоприкладства, никогда не наблюдалось, ибо в своих бедах они всегда винили абстрактную жизнь и судьбу — а у судьбы нет конкретной фамилии. «Не сложилось» — сумрачно говорили несчастные тётки. У «тёток 50+» есть две-три подруги по подъезду, которых они то любят, то нет, а ещё есть сын-дочь, которые далеко живут и бывают редко.

Поэтому, главный друг — это телевизор.

Ну, а наш телевизор – это понятно что. И «тёткам 50+» там рассказывают про их жизнь. И рассказывают им, что не власть виновата в маленькой пенсии, в плохой медицине, и даже не судьба. Телевизор называет конкретных врагов.

Это Украина и Запад.

Замечу при этом, что и во время СССР Запад был врагом, но народ, как известно, телевизору не верил и смотрел на бесконечные рассказы про «успехи» иронически. Но сейчас власти кинули народу Крым и объясняют, что проклятый Запад и Украина хотят забрать его обратно. А плохая жизнь у тёток, говорит телевизор, из-за санкций, которые тоже из-за Крыма, и из-за того, что русских на Украине бьют.

И это в каждых новостях, в каждой «аналитической программе».

А тётки, они ведь не лишены сострадания к чужим лишениям. Я помню массовые советские митинги в защиту Анжелы Дэвис и доктора Хайдера. Но эти, Хайдер и Дэвис, были далеко, поэтому тётки просто на улицах махали флагами в поддержку. А теперь враг рядом, поэтому можно конкретно дать пощёчину или искренне плюнуть в защиту России.

Стрелять тётки не будут, я же говорил, что они неагрессивны.

Эти «тётки 50+», они, на самом деле, «телевизионные патриоты» — им лжёт телевизор, а они защищают страну, «свой Крым», и даже защищают Украину от «фашистов» — ведь телевизор сказал, что там режут и насилуют русских.

Та что, вполне легко ответить на вопрос: «Кто виноват?»

Но то, что простительно этим тёткам, непростительно лживому государству.

Поэтому, легко ответить и на второй вопрос: «Что делать?»

Мудрый Жванецкий сказал когда-то: «Героизм одних — это преступление других». Он всегда прав, наш мудрый Жванецкий — героизм «тёток 50+» в деле плевков и пощёчин, это преступление власти, которое врёт гражданам и разжигает агрессию даже у тех, кто всегда встречал чужака «хлебом-солью», — а такая традиция есть у русских женщин.

Нетерпимость, агрессия, ненаказуемость — вот, что взрастила власть вместо хлеба-соли.

Так что же делать, спросите вы.

Ответ прост, как смена погоды: сменится власть — сменится жизнь, я в это верю. Когда она сменится, не знаю, знаю только, что государства долго живут, когда созидают, агрессия же не способствует долголетию.

А что касается «тёток 50+», то не нужно их осуждать — уверен, что мы их будем называть «баба-ягодка опять» — нужно лишь дать им пенсию человеческую и медицину не скотскую.

Что же касается «хлеба-соли», то они испекут, я знаю.

Матвей Ганапольский, журналист, «Эхо Москвы»
http://openrussia.org/post/view/268/

Рейдерство в Крыму, далее везде?

Сергей Митрохин
Бандитский Крымнаш

В том, что после присоединения к РФ у жителей Крыма станет существенно меньше прав, я с самого начала ни секунды не сомневался. Но ТАКОГО даже я, честно говоря, не ожидал.

Вообразите: к вам приходит толпа бритоголовых, молодых парней с красными повязками через плечо. Собираются вокруг и уверенно заявляют, что ваш дом или ваш бизнес теперь принадлежат государству. А они, эти крепкие братки, «временная администрация», призванная сохранить добро для страны.

Вам даже компенсируют что-нибудь с барского плеча, радуйтесь. И главное бумаги в наличии, всё по закону! Именно такой узаконенный беспредел сейчас царит в Крыму.

Вскоре после того как Россия оттяпала полуостров, крымские власти сразу же занялись тем, за что боролись: засучив рукава, кинулись жадно делить собственность. Для этого летом издали закон «О принудительном выкупе имущества стратегического назначения», по которому собственника уведомляют о "национализации" за пять дней и отбирают его имущество без суда.

По законодательству РФ изъятие имущества может производиться только под расчистку земли для государственных и муниципальных нужд по согласованию с собственником или в судебном порядке. А в Крыму сейчас может быть изъято ЛЮБОЕ имущество произвольным решением властей. Земельный Кодекс РФ говорит, что уведомление об изъятии участка для госнужд должно поступить владельцу ЗА ГОД до изъятия. А тут 5 дней и выметайся!

Законопроект оказался до того диким, что его даже подправили перед публикацией. Теперь он называется просто «О выкупе имущества». Но суть осталась та же: вопреки нормам российского законодательства, крымские власти начали огульную, грубую национализацию с издёвкой в виде смехотворной выкупной цены.

По этому закону имущество фактически отбирается не только в связи с госнуждами, а ради «обеспечения безопасности государства». Власти сами решают, что, когда и за какую цену «выкупить». Право здесь попросту втоптано в грязь.

Выкупную цену определяют сами же власти "на основании заключения оценщиков". Но нигде даже не сказано, что цена будет рыночной, и что "народное ополчение" не придёт и не отберёт завтра ваше маленькое дело: магазин или такси.

Самое интересное, что нигде не указано, какое имущество намерены обратить в госсобственность. Могут забрать санаторий, а могут и ваш личный дом. Сидите тихо и не мешайте грабежу – вот простая "концепция" закона, противоречащего полудюжине статей Конституции, положениям Всеобщей декларации прав человека, десяткам статей Гражданского кодекса, Земельного и многих других актов российского права.

Не надо думать, что в Крым возвращаются коммунистические традиции всеобщей национализации. Все гораздо проще: сегодня "выкупают", завтра "продадут" по "рыночной" (ха-ха!) цене.

Что за стратегические объекты? А вот что: 28 рынков, больше 120 санаториев и другие лакомые куски. Тут и ребёнку должно быть ясно, что цель вовсе не наказать украинского олигарха Коломойского и даже не ялтинская киностудия.

Все, что приносит доход, будет изъято у чужих его извлекателей и отдано своим. Таковы основы уникальной цивилизации, которую соратники Аксёнова защитили от киевской "хунты" под крылом главного гаранта этой цивилизации В. В. Путина.

Чечню он сохранил в составе РФ, отдав ее на откуп Кадырову, а Крым присоединил, пообещав такой же откуп Аксёнову?

В результате в бюджетной системе России еще одной криминальной дырой станет больше.

Направил заявления в Генпрокуратуру и уполномоченному по правам человека. Требую вмешательства с целью прекратить бандитский беспредел крымских "законодателей".
http://echo.msk.ru/blog/sergei_mitrohin/1408746-echo/

Владислав Иноземцев: Новая холодная война — сценарий самоубийства

Оригинал взят у makhk в Владислав Иноземцев: Новая холодная война — сценарий самоубийства
В последнее время термин «холодная война» стал немыслимо популярным, прежде всего в России. Щенячий восторг по этому поводу сложно объяснить рационально, так как даже поверхностный взгляд на отличия нового противостояния от прежнего делает иллюзорными любые надежды на то, что оно может принести какую-то пользу России и россиянам. К общим соображениям (идеология, альянсы и т. д.) хотел бы добавить еще четыре.

Первое. Во второй половине ХХ в. СССР был лидером одного из лагерей в глобальном мире, а сегодня Россия играет малореспектабельную роль «минного тральщика», который движется перед сохраняющим определенные приличия Китаем. Западу в такой ситуации вдвойне выгодно поставить Россию на место, дав четкий сигнал своему главному и очень тонко чувствующему международную ситуацию сопернику.

Второе. Европа, которая, как всегда, действует очень неспешно, тем не менее окажется более решительной, чем во время старой холодной войны. Хотя бы по той причине, что она уже не разделена железным занавесом и никто из европейцев не находится под коммунистическим игом: значит, повода осторожничать нет. А развитие энергоэффективных технологий даст Европе бóльший хозяйственный толчок, чем России любое мифическое импортозамещение.

Третье. Россия сейчас в отличие от СССР открытая страна. Если экстраполировать темпы роста эмиграции с 2010 по 2013 г., то через пять лет Россия потеряет больше граждан, чем получила с оккупацией Крыма. А еще через 10 — больше, чем получила бы, «воссоединившись» еще и с Донбассом (о качестве «старого» и «нового» человеческого потенциала я не говорю).

Четвертое. Поворот от Запада к Востоку, которому аплодируют «патриоты», вовлечет Россию в еще одну, по-настоящему холодную, войну: войну с холодами Арктики и Восточной Сибири. Именно там «замерзли» гигантские бессмысленные инвестиции советских времен. Повторение такого сценария выглядит театрально разыгранным самоубийством, к которому, на мой взгляд, и готовится сегодня страна.

Несмотря на этот далеко не полный список очевидных вроде бы обстоятельств, мэтры российской политической науки активно реанимируют тему холодной войны. Думаю, потому, что трудно забыть темы своих кандидатских диссертаций. Тем более если вся последующая деятельность была не научной, а публицистической, и то в лучшем случае…

Владислав Иноземцев — директор Центра исследований постиндустриального общества [ссылка]