April 1st, 2014

Русские войны хотят!

Оригинал взят у mike67 в Правый спектр
Почему украинцы не сопротивляются? Почему русские, приговаривая: "наше дело правое", успешно идут к одним им ведомой цели, бортуя всех кто стоит на их пути? Может быть, потому что у тех только сектор, а у этих – все дело правое, вся их жизнь и история? Все русское бытие – правое, поэтому волеизъявление русского народа, каким бы изменчивым и непредсказуемым оно ни было, создает своего рода правый спектр. Что бы мы ни сделали – все будет правым, а что ни скажи про Россию – все правда.

Хотят ли русские войны
Если человек собрался поменять машину на более новую, предметом дискуссии могут быть только сумма и сроки, но никак не сам факт будущей покупки. После того как три четверти опрошенных заявили "Левада-Центру", что поддержат руководство России в случае вооруженного конфликта с Украиной (источник), спрашивать хотят ли русские войны уже не приходится. Имеет смысл интересоваться лишь тем, сколько готово российское общество платить за войну. Воевать русские, пожалуй, не готовы, а вот повоевать – так, чтобы число своих потерь не перевалило за сотню – не просто готовы, но и хотят.Collapse )

Молчание друзей

Оригинал взят у starikov_ivan в Молчание друзей
«В конце мы будем помнить не слова наших врагов,
но молчание наших друзей».
(Мартин Лютер Кинг)


31 марта 2014 года я написал заявление о своем снятии с выборов мэра Новосибирска в пользу единого оппозиционного кандидата,  депутата Государственной Думы от КПРФ Анатолия Локтя. Вместе со мной такие же заявления в городскую избирательную комиссию подали еще два  претендента на пост мэра Новосибирска: Илья Пономарев и  Александр Мухарицын.
У этого события своя история. Еще 20 января, на самом старте избирательной кампании  мы подписали коалиционное соглашение.  В нем мы обязались, что за неделю до дня голосования снимем свои кандидатуры  в пользу того, кто станет лидером гонки. Помнится, Новосибирские журналисты тогда иронизировали: «Сколько их было этих коалиционных соглашений, не счесть». Никто не верил, что люди, имеющие столь разные политические взгляды, смогут выполнить взятые на себя обязательства.
Мы подтвердили, что  политика может быть моральной.
Накануне, это решение поддержал целый ряд политических партий и общественных организаций. Среди них были вполне либеральные: «Гражданская Платформа» и «Гражданская инициатива»,  а также и партии левого крыла: «Патриоты и Коммунисты России». Свои подписи под  Коалиционным соглашением поставили руководители многих общественных организаций: от «Синих ведерок»  до «Обманутых дольщиков».
                В крупнейшем муниципальном образовании России состоялось объединение оппозиции, которое  напрочь развалило  созданную еще во времена демиурга  Суркова политическую песочницу. В ней оппозиции разрешалось немного пошалить под присмотром строгих Кремлевских нянь.
                Ночной кошмар Администрации Президента  стал явью - оппозиция  объединилась. Привычный расчет на ее фатальную недоговороспособность  не оправдался.
                И вот теперь, с момента подписания Коалиционного соглашения, я не отнимаю телефон от уха, отвечая на один и тот же вопрос, разнящийся лишь эмоциональной окраской задающих его друзей: «Стариков, как ты мог лечь под  коммунистов? Ты же  либерал, Иван! Ты  же перечеркнул всю свою жизнь! Ты нанес непоправимый ущерб своей репутации! Как теперь с тобой иметь дело?»
                Что вам сказать, друзья мои? Начну сначала.
                Я не вступал в КПСС, несмотря на более чем настойчивые предложения райкома это сделать, оставаясь единственным  беспартийным директором  совхоза в Сибири. А может быть и  во всем Советском Союзе. Поверьте, среди промасленных бушлатов и ватников, в  сибирской таежной глубинке  не вступить в КПСС было труднее, чем сберечь политическую девственность где-нибудь в НИИ среди московской экономической фронды. Так что, в отличие от большинства моих «принципиальных»  критиков, коммунистом я никогда не был.
                 Единственная партия, в которую я вступил и сделал это осознанно, был «Демократический Выбор России»,   ставший впоследствии «Союзом Правых Сил».
                Я всегда гордился и горжусь тем, что я – человек правых либеральных убеждений.
                В  мае 2005 года состоялся рубежный съезд СПС. С его трибуны я обратился к делегатам  с предложением  покончить с политической амбивалентностью. «Не надо становиться либеральным двойником «Единой России». Партия должна уйти в оппозицию». Анатолий Чубайс внимательно слушал меня. А потом поднялся на трибуну и чеканно и с расстановкой произнес: «Мы переходим от обороны к стратегии прорыва. Сначала – экономические преобразования, а потом уже – политика».  Прорыв продолжается до сих пор. Но сегодня можно с уверенностью сказать, что политика оказалось первичнее.
                Через пару лет, вдохновленная экономическими  резонами своих вождей, партия совершила «меркантильное самоубийство: по распоряжению Кремлевских кураторов объединилась с партией  Андрея Богданова».
                Пламенная Валерия Ильинична Новодворская  тут же написала, что «СПС не дождется венка на свою могилу. Цветы не носят  к выгребным ямам».
Люди, которые уничтожили единственную либеральную партию,  сегодня, учат меня хорошим политическим манерам.  Причем делают это из теплых евроокопов  госкомпаний. Сразу вспоминается анекдот: «И эти люди запрещают мне ковыряться в носу!»
                Выборы в Новосибирске обещали стать знаковым событием. Исход мэрской кампании в третьем мегаполисе страны не был предрешен. Даже сегодня, за неделю до голосования  никто с уверенностью не назовет победителя!
                У нас была уникальная возможность дать старт новому либеральному политическому проекту, без которого нам не обойтись на грядущих федеральных выборах.  И выдвинувшая меня партия «Гражданская инициатива» идеально подходила для этого.
                Вместе с ее лидером Андреем Нечаевым мы персонально обратились к знаковым либералам страны. Я разослал 47 писем.  И сделал это трижды, по мере того, как развивалась кампания.
Откликнулся только один Дмитрий Борисович Зимин. Совестливый человек. Низкий ему поклон.
                В письмах-обращениях, я говорил о редкой возможности одолеть Партию Жуликов и Воров, призывая друзей – либералов, политических своих единомышленников вложиться в избирательную кампанию. Не на Сейшелы просил денег, а на газеты и билборды.  Не поправить личный бюджет, а купить время на телевидении,  денег просил. Доказывал, программы писал, идеями делился.
                Икона либерализма, ответила, подавив зевок, что политикой уже не занимается. Понимаю: на жизнь хватает.
                В приватных разговорах самым распространенным был  ответ, который стоит привести отдельно. И дословно. С сохранением авторского стиля, да простят меня читатели: «Ваня! Какие на хер выборы? Валить отсюда надо!  Из страны из этой валить!»
                Друзья мои!
                Мне некуда «валить».  У меня нет другой страны.  Я русский  человек. Я здесь родился и здесь, в России, умру. У меня четверо детей и я хочу,  чтобы мои дети и внуки говорили на том же языке, на котором говорили мой отец и моя мама.
Несмотря на практически нулевой бюджет, я продолжал вести избирательную кампанию. Наша команда, состоящая из трех друзей и «УАЗа-Патриота», совершили невероятное: сняли с выборов ставленника  «Единой России», исполняющего обязанности мэра. Это стало сенсацией не только для Новосибирска. Случай беспрецедентный для страны. Мы держали круговую оборону, целую неделю.
Областной суд вернул выдвиженца от партии власти в избирательную гонку. Но пробоину им пришлось латать. В спешном порядке заменили руководителя штаба. Убрали серого чиновника, поставили  некогда легендарного олимпийского чемпиона, а ныне крупного партийного функционера Александра Карелина.
                Поэтому, сегодня я прошу Вас об одном: не учить меня чести.

                Джон Ролз в  «Теории Справедливости» приводит основу  всякого общественного блага. Он видит ее в так называемом «деонтологическом либерализме», политической философии Канта.  Поступок является моральным лишь в том случае, если он мотивирован выполнением долга, а не стремлением к благу.
                Так вот, друзья мои, стремящиеся к благу, я руководствуюсь долгом.
                Собственно, этим сказано все. То, что мы имеем в Новосибирске сегодня, гениально предвидел Михаил Ходорковский, написавший в Краснокаменской колонии в 2005 году  «Кризис либерализма в России» и «Левый поворот». «Чтобы примирить Свободу и Справедливость,  нужен левый поворот» - утверждал  он.
                Не коммунисты наши противники сегодня. У нас с вами нет большего врага, чем бюрократия.
                Егор Гайдар в своей работе  «Государство и эволюция» вспомнил Маркса: «У бюрократии нет частной собственности, но государство и есть частная собственность бюрократии». Позволю себе продолжить мысль: бюрократия обрела классовое сознание и сформировала передовой отряд - политическую партию «Единая Россия»!
                Создание нашей коалиции в Новосибирске  - пример политического мастерства.
                В столице  Сибири произошло главное: осознанное объединение оппозиционных сил против общего  врага – партии бюрократии -  «Единой России» и ее ставленника – Владимира Знаткова.
                Переоценить значение этого факта нельзя. У нас получилось!
                Я скоро забуду слова врагов. Но оглушительное молчание  друзей мне не забыть никогда.

Кто мы?

Итак 75% россиян готовы поддержать руководство в случае военного конфликта с Украиной.
Это означает, что три  четверти людей в РОССИИ не просто «одобрямс», а реально хотят войны, причем именно войны захватнической. Разве Украина чем-нибудь угрожало РОССИИ кроме 2-3 неадекватных выступлений не очень адекватных «товарисЧей»? В РОССИИ таких отмороженных в любом случае больше. Достаточно упомянуть Жириновского с его мытьём ног в индийском океане.

Но вот, что интересно, у меня начальница тоже относится к тем 75% -« всех их надо раздавить», но при этом страшно расстроилась, что снимается в очередной раз ограничение по здоровью на призыв в армию. Т.Е. она реально не хочет, чтобы её сын пошел в армию и тем более воевал, но всех раздавить и удавить она хочет,  причем ВСЕХ без разбору. Что это, как не комплекс неполноценности?

Ведь что получилось? Строили мы строили, не пойми что, и в результате так ничего и не построили. Зарплаты в большинстве низкие, взятки, откаты, подкупы процветают, а так хочется жить как в Финляндии, куда очень многие петербужцы ездят и на отдых и за покупками, да и дешевую недвижимость там скупают. 

Поэтому у многих появляется желание, а пусть всё летит к черту. Сами не можем и других не пустим. И это ожесточение будет только расти, так как оно прямопропорционально обнищаю людей, а какого-то явного улучшения в экономике не предвидится и пусть некоторых не обманывает сегодняшнее укрепление рубля и перспективы большого строительства в Крыму.   Увы, но перспективы самые печальные.  Впереди война и возможно «против всех».
Если бы у нас были выборы, выборы честные, тогда бы можно было на что-то надеяться, что по крайне мере через 4-5 лет можем что-то изменить и объяснять людям свою точку зрения через ТВ, через газеты и пр. Но этого нет, при этом наказания за «что-то не так» только усиливаются.

Вот и приходится засовывать свою оппозиционность в задницу ( к сожалению, в свою собственную:) )

Вот такие они "бандеровцы"...

http://www.echo.msk.ru/blog/y_butusov/1291338-echo/
ГЕРОИНЯ МАЙДАНА
01 апреля 2014, 12:57
Как я рад, что удалось ее найти! Потрясающее фото знаменитого французского фотографа Эрика Буве стало одним из самых ярких впечатлений трагического и героического дня 20 февраля. Снайперы начали расстрел безоружных людей на Институтской. Майдановцы не бросали своих - старались вытащить каждого, но убийцы били по тем, кто пытался вытащить раненых. И когда погибли мужчины, на помощь раненым пришла эта женщина - без каски, щита и бронежилета, с распущенными волосами. Ее не защищало ничего. Ничего, кроме беззаветного мужества, любви к людям, чувства долга, и Божьего провидения.



Но у нее не было имени. 11 марта я написал обращение с просьбой помочь найти эту безвестную героиню.

И вот спустя месяц и более 4000 репостов Фейсбук сотворил настоящее чудо: добрые люди помогли мне с ней связаться. Знакомьтесь: Мария Матвиив, медицинская сестра "скорой помощи" коммунального учреждения "Львовский областной центр медицинской помощи и медицины катастроф", из города Буськ Львовской области. Мария ничего не знает об ажиотаже вокруг ее подвига в интернете и мировой известности ее фотографии на Институтской. У нее нет аккаунта в социальных сетях, нет адреса своей почты, и нет времени серфить новости - у нее есть 12-летний сын Дмитрик, муж Петро, мама Мирослава, и обычная такая тяжелая работа - спасать жизни. Я записал ее рассказ, очень простой и напрочь лишенный живописности и самолюбования:

"На Майдан за время революции я приезжала 5 раз. Мы выезжали с моей сестрой, мужем, каждый раз, когда на Майдане становилось опасно. Мы всегда были на передовой. Я понимала, что Майдан - это наш шанс изменить свою жизнь к лучшему, и у меня не было вопросов, надо это делать или нет. Какой смысл жить, если бояться? Жили всегда в палатке нашей Буськой сотни. 18 февраля мы были дома в Буське, когда увидели ужасные кадры событий в Киеве, десятки убитых и раненых людей, мы были потрясены. Но вечером вместе с мужем собрались и пошли на площадь, где выезжал автобус на Киев. Здесь я впервые увидела, как многие мужчины испугались - добровольцев было не так много. Нас выехало 30 человек, я была единственной женщиной.

Мы приехали на Майдан в 3.30 19-го февраля. Я вышла из автобуса, и мне стало так радостно - я увидела много людей, я увидела, что Майдан не сдается, несмотря ни на что, и Майдан дал мне силы. Потом муж сказал, что у него от увиденного были совершенно противоположные впечатления - он увидел то, на что я не обратила внимание - последняя линия обороны проходила под самой сценой, не хватало горючих материалов, было мало бутылок с горючей смесью. Мы сразу начали разливать "коктейли Молотова" и передавать их на передовую. Отработали весь день и всю следующую ночь. Я уже начала помогать раненым, готовить еду. Утром 20-го мы узнали о перемирии, и как только милиция ушла с Майдана, решили немного поспать. Но только я задремала, как в палатку забежал наш парень из Буська - он сказал, что по нашим стреляют у Октябрьского дворца, и срочно нужны медики.

Я побежала к Октябрьскому дворцу - у меня не было каски, бронежилета. Я не стала одевать накидку Красного креста. Снайперская винтовка легко прошивает эту защиту. Еще со времен боев на Грушевского я видела, что медики в яркой форме могут стать мишенями, поэтому не хотела привлекать к себе внимание. Сверху я увидела, как начали расстреливать людей на Институтской. Огонь был очень плотный, грохот выстрелов не прекращался. Вначале я оказала помощь одному парню - он был легко ранен. Затем я подползла к бойцу, получившему ранение в ногу. Но крики о помощи были на самом верху у баррикады. Я поползла наверх. Здесь снайперы не давали подойти к раненым. На минуту я остановилась. Вспомнила своего Дмитрика, свою жизнь, своих близких, всех, кого люблю. Но крики о помощи были громче выстрелов. И я поползла к ним. Парень на фотографии получил ранение, когда я была уже совсем близко. Когда приблизилась, увидела - тяжелое ранение в голову. Входное отверстие пули было около двух сантиметров в диаметре, и из него хлестала кровь упругой струей, как из водопроводного крана. Все, что я могла сделать немедленно - остановить кровотечение. Как только я наложила повязку, подбежали ребята-санитары, и вынесли его. Затем у дерева другой мужчина получил ранение в живот - очень тяжелое. Пуля буквально распорола его, и кровь тоже хлестнула фонтаном. Молодой санитар не смог сделать укол - вокруг падают люди, пули свистят, крики, кровь. Но у меня же опыт - рука не дрогнула. Другие люди уже сделали перевязку и унесли раненого. Время как будто перестало существовать, и я все делала на автомате, и ничего не видела кроме раненых и убитых. Мужчина из Коломыи прикрывал меня щитом - я вспомнила его только на следующий день, когда он напомнил мне о вчерашнем. Я осмотрелась - другим уже нельзя было помочь, и ребята вытягивали тела.

Всего в то утро я приняла участие в спасении 4 человек. Двое из них, несомненно, остались живы. Раненого пулей в голову бойца я увидела потом - увы, уже бездыханным среди тел, лежавших у гостиницы "Козацька". Судя по характеру ранения, у бойца, получившего пулю в живот, было, увы, немного шансов на спасение... Я приезжала в Киев помянуть их на 9 дней. Когда буду в Киеве в следующий раз? Не знаю. Вроде бы в мае собираются люди, а может и через год… А ну вот мама меня поправляет, что если война, то надо снова ехать. Ну конечно, мама, конечно, поеду, Раз сумели освободить свою землю, сумеем и защитить".


Я сказал Марии, что ей гордятся и восхищаются тысячи людей. Что готов пригласить ее с семьей в Киев, что полностью оплатим ей проезд, проживание, что говорить с ней - большая честь. Но... я не услышал у нее ни капли жеманства или рисовки - она отказалась, потому что "очень много работы". Все у нее, конечно, есть.

Как наградить человека, подвиг которого не измеряется в медальках? Надеюсь, Фейсбук и Интернет и в этом подскажет. Я сказал так: "Мария, Вы думали, что спасли 4 жизни, а на самом деле Вы спасли тысячи душ, которые стали свободными, для которых Ваши поступки стали примером любви к ближнему, любви к Родине". Спасибо, Мария Матвиив. Слава Украине!

998

999
997