andyburg54 (andyburg54) wrote,
andyburg54
andyburg54

Юлия Латынина о сути феномена ДНР. Исчерпывающе

Оригинал взят у volnodum в Юлия Латынина о сути феномена ДНР. Исчерпывающе
http://www.epochtimes.ru/eet-content/uploads/2014/05/08_05_don-676x450.jpg


Очень много вопросов про Донецкую республику, референдум в которой состоялся 11 мая. Заметим, что сразу после этого референдума рынок стал расти российский, рубль стал расти. То есть рынок отыграл, потому что сразу понял, что, кроме Донецкой республики, кроме этого фейка, ничего больше не будет. Не будет, скорее всего, никакого ввода российских войск. А все остальное прокатит на Западе. Я думаю, что рынок прав, так и будет. И что дальнейшая стратегия России в Украине будет заключаться в том, чтобы гадить по-мелкому, чтобы оказаться ниже линии радара, так, чтобы не нарваться на санкции.

Все, что вы хотите знать о Донецкой республике, вы можете узнать из статьи «Новой» Павла Каныгина, который рассказывает, как его похитили. Я не буду пересказывать эту статью. Я наоборот, расскажу те части, которые в статью не вошли.

Начиналось это похищение с того, что Каныгин, который уже месяц днюет и ночует на востоке Украины, поехал вместе со своим немецкой коллегой освещать этот самый референдум в город Артемовск. И там – внимание! – у них были сопровождающие из местных ополченцев. Этого в статье нет. Их сопровождали те же, кто их потом похитил. И очень трогательно это. Я обращаю внимание потому, что потом Донецкая республика заявляла, что, дескать, у Каныгина не было аккредитации. Еще его украли потому, что (цитирую дословно) «у него нашлись письменные материалы негативного характера по отношению к Донецкой республики».

Во-первых, совершенно прекрасно представление этих белковых существ о том, что в их свободолюбивой республике нужна какая-то аккредитация и что за материалы негативного характера можно то ли требовать выкуп, то ли расстреливать. А самое главное, что пресс-релиз секретари просто сорвали, потому что, еще раз, Каныгин там катался по этому Артемовску с этими ополченцами. И писал, как проходит референдум. А уже вечером эти ополченцы приехали к нему с немцем и говорят: слушай, что-то ты плохо написал. А это вообще такая характеристика этих людей: они очень простодушны, у них нет долгосрочных планов. Поэтому когда Каныгин приезжает в село и спрашивает: сколько у вас тут зарегистрировано избирателей, они говорят – 800. Он спрашивает: а сколько проголосует? – 1800. Как так? – А вот мы ожидаем, что еще из Донецка приедут, мы никаким дачникам не будем отказывать. Вот эти люди искренние, прямо говорят на камеру. Но потом когда это вывешивается в интернете, они почему-то очень обижаются. И вот те самые мужики, которые это слышали и с которыми он катался, говорят: ты какой-то мутный, давай объясняться.

Они привозят Каныгина на площадь. К немцу никаких претензий нет, потому что эти ребята не читают по-немецки. На площади сначала 10 человек, потом 50 человек. К вопросу о размерах толпы, к вопросу о размерах народа. Эти 50 человек начинают орать, что Каныгин – засланный казачок, «Правый сектор», из-за таких, как ты, гибнут наши дети. Наконец, это толпа договорилась до того, что он агент ЦРУ, который подделал удостоверение «Новой газеты». После этого его кидают в машину. Там сидит один депутат, Сергей Валерьевич, и другой человек по кличке Башня. Он говорит: давайте его убьем. Он не говорит слово «убьем», употребляется другое матерное слово. Но вместо того чтобы убить, привозят Пашу на блок-пост. Там его раздевают, смотрят его компьютер. Там с ужасом эти млекопитающие, которые сидят на посту, видят визитки (не Пашины, другие), на которых написано латинскими буквами. Спрашивают: а че это у тебя визитки на американском языке? Я спрашиваю, если визитки на американском языке, как так, - говорил знаменитый матрос Дыбенко, - я американский не разумею.

В конечном итоге ополченцы передают Пашу другим двум людям, абсолютно бухим. Одного зовут Хан, другого зовут Север. Они говорят: ты знаешь, мы тебя должны отвезти в Славянск, там с тобой будет другой разговор. Там чеченцы тебе ухо отрежут, и там сидят фсбшники. Но если у тебя есть деньги, мы тебя за деньги отпустим. Обратите внимание, это разводка. Никаких, думаю, чеченцев, в Славянске нет. Это просто два мелких уголовника, Хан и Север, они разводят лоха на деньги. Тут Паша вспомнил, что у него немец остался. Стали звонить немцу. Немец говорит, что у него есть тысяча долларов. Поехали в Артемовск за тысячей долларов. Тысяча долларов – предел претензий этих прекрасных людей. Приехали в Артемовск. Условились встретиться у банкомата «Райффайзенбанка». Штефана нет. Тут же эти люди говорят: а, кинул тебя фашист, а ты ща будешь отвечать, тебе ща конец. После этого, будете смеяться, они пошли в гостиницу разбираться, где фашист, который им должен тысячу долларов.

Охранник в гостинице, увидев людей с автоматами, просто завалился с дивана и сделал вид, что он просто для мебели. А в гостинице Штефана не оказалось. Они вышли наружу и увидели Штефана. Оказывается, в связи с событиями в городе стоит лимит на снятие денег со счета: 200 гривен в сутки. Этот бедный, несчастный немец, который пообещал им 1000 долларов, метался по всему городу, обирая банкоматы. Он дает им тысячу долларов и говорит: ну что, вы отпускаете моего коллегу? После этого гопота, конечно, говорит: не, щас он нам еще будет нужен. Представляете, какие умные люди: они развели лоха, они развели проклятого немецкого фашиста. Они стрясли с них первую тысячу долларов и сейчас получат еще. После этого они едут обратно. Машина по дороге выскакивает на две выбоины. За каждую выбоину, Север говорит, по десятке. После этого они вспоминают, что у Паши Каныгина самого есть карточка. Кстати, они у него карточки не отобрали. Наверное, потому что не умели ими пользоваться. И они приезжают к банкомату в Горловке и начинают снимать деньги с карточки. Причем, после этого они снимают у него с пальца обручальное кольцо, потому что им показалось, что оно платиновое, а оно было серебряное. После этого Паша уговорил их не брать у него компьютер, потому что он убедил, что из России надо пересылать материал, «я буду писать про вашу войну, мне очень нужен компьютер». То есть они, видимо, думали, что он что-то про них хорошее напишет. И, конечно, они были полны социальной справедливости, потому что, когда они ему сказали про десятку за яму, они говорили: это твой взнос в наше сопротивление, мы не воры, мы тебя не грабим. А когда эти ребята увидели счет 1,5 т.р. в сутки за гостиницу – вот вы там в Москве зажрались, у нас на эти деньги бабушка живет 3 недели. И после этого они его накормили клофелином. Я не знаю, хотели ли они его убить к этому моменту или просто выкинуть по дороге. Но к этому моменту уже включились другие механизмы. И эти белковые существа были вынуждены спешно его оставить. Потом еще звонили, извинялись.

Как я уже сказала, самое прекрасное в этой истории то, что Донецкая республика устами своего секретаря заявила, что да, это так и было надо. И, конечно, это не просто бандиты – это нижайший уровень бандитов. Это люди с интеллектом амебы. Они не умеют пользоваться карточками. Они не знают, зачем на визитках пишут по-американски. Им по 30 лет. Они смутно чувствуют, что жизнь проходит мимо них. Они ведь такие умные, такие крутые. Они вот лоха могут развести на раз. А че-то эти лохи лучше живут. И вот, наконец, по российскому ТВ им объяснили, что они не просто уголовники, а что они борцы за справедливость, что вокруг гейропа, что украсть человека – это не уголовка, это «брат, мы за свободу!». То же самое было в Чечне, когда вдруг оказалось, что красть людей – не преступление, а наоборот, аллах велел красть неверных. И тут такое количество людей заделалось исламистами! Собственно, это главная черта всех деструктивных мемов: они низменные инстинкты люмпена возводят в подвиг.

Например, в Донецкой республике мы видим две главные вещи. Из нее пытаются сделать место, где насилие становится эффективным. Вообще страны во всем мире делятся на тех, где насилие эффективно, и где оно неэффективно. На Америку, где человек, который творит насилие, попадает за решетку, крадет людей – получает срок. И на Афганистан, где человек, который крадет людей, становится полевым командиром и хозяином страны. Из Донецка пытаются сделать вещь, где насилие эффективно, где царит ложь, поскольку за каждой ложью стоит конкретная группа интересов людей, которая существует до тех пор, пока они исповедуют эту ложь.

Насколько это удастся сделать – два вопроса. Во-первых, Донецк и раньше был таким регионом. Собственно, проблема Донецка заключается в том, что все предыдущие несколько десятилетий он как юг Палестины, или как юг Италии, или как Южная Осетия: любая попытка самостоятельного бизнеса заключалась в том, что к тебе приходили бандиты и что население оказывалось в ситуации, когда ты либо люмпен и совсем уже бесправный человек, либо ты в иерархической воровской цепочке, которая включает в себя государство. А другая проблема в Донецке заключается в том, что регион достаточно большой, людей там нормальных тоже очень много. Превратить его в Южную Осетию очень сложно. Все-таки там не 15 тыс человек, там несколько миллионов. Уровень насилия и лжи, который сейчас там существует, вернее насилия, с ложью там все в порядке, просто совершенно для этого недостаточный.

Если еще есть какие-то вопросы по поводу Донецкой республики, все ответы на них, я думаю, можно получить, послушав две вещи. Во-первых, разговор одного из ее лидеров с главой РНЕ Баркашовым, который был опубликован СБУ еще до референдума. В этом разговоре господин Бойцов кричит, что референдум у нас не получится. Баркашов кричит с матом: да рисуй просто 100%. Этот сторонник независимости кричит в ответ: вводите российские войска. Это ответ на все вопросы, какие 100% проголосовало на этом референдуме, если еще до того как референдум был проведен, его организаторы кричали, что у нас ничего не получится, а им отвечали: рисуйте 100%. Понятно, что количество людей было большое, но оно составляет не 100%, не 50% и даже, думаю, 40%.

И третья замечательная деталь – тот, кто организовывал референдум в Москве. Некая девушка Мария Ципко… Помните, на территории автосервиса по улице Киевской прямо под открытым небом установлены столы с бюллетенями, все происходит в Москве, это показывает RT. А руководит всем этим гражданка, которая уже засветилась на всех русских каналах, которая дебютировала на каком-то из российских каналов в Севастополе, где она рассказывала, что в Одессе ее преследует бендеровцы и фашисты. После этого оказывалось, что на других каналах она представлялась как жительница Луганска, киевская мать милиционера, как девушка из Харькова. Даже кто-то из наших телевизионщиков проправительственных не выдержал, извинился, опубликовал блог: вы знаете, извините, ребята, возможно это какая-то не очень нормальная женщина, а вот проклятые наши враги российской государственности ухватились за нашу ошибку. Да, эта женщина сама рассказывала, как ее в Одессе бендеровские фашисты уничтожали. Оказалось, что она не очень нормальная. Но это не наша злая воля, а просто наша ошибка. На самом деле, украинские фашисты нашли эту женщину. Она действительно из Одессы, она аферистка. Причем, такая нехорошая аферистка. С одной стороны, там какие-то копеечные вещи: по 200 евро с кого-то собирали. А с другой стороны, там в одном случае человек, который обратился с тем, чтобы решить проблему, ему сказали: решить проблему мы не можем – можем убить. Это очень интересного типа люди. Как и этот Север, который на тысячу долларов разводил. Они еще и такие социопаты. С моей точки зрения, все мошенники не очень умные люди. Все мошенники уверены в своей безграничной возможности манипулировать людьми. А только определенный сорт людей можно долго обманывать. И даже коротко обманывать. Это характерная черта социопатов, что они манипулируют людьми. Вот все говорит об этом референдуме, что те люди, которые делали его в Москве, были вынуждены пользоваться услугами этой женщины. Или не оттолкнули ее. Как господин Астахов, скажем, не послал нафиг, помните, норвежскую маму Ирину Бергсет, которая рассказывала, что ее ребенка насилует вся Норвегия, одев его в костюм Путина.

Во всех революциях есть маргиналы. Но ужас заключается в том, что, похоже, в этой нет никого, кроме маргиналов. Поэтому это не революция. Брожение теста. И мяч теперь на стороне Донецкой и Луганской республик, потому что, пока они не провели референдум, оказалось, что их там много, что и случилось, когда они провели референдум. А дальше что? Значит, народное ополчение Донбасса намерено через 24 часа начать боевую операцию, если за это время украинские военные не покинут захваченные в Донецкой области блок-посты. Это было заявлено в среду заместителем народного ополчения Донбасса. 24 часа на вывод всех войск, разведаются диверсионные группы, готовы к движению. Ну и как? Уничтожены все войска? Как-то уже суббота. А вместо этого руководство самопровозглашенной Донецкой республики заявляет, что Ренат Ахметов теперь должен платить налоги ей. На что Ренат Ахметов говорит: не дождетесь. И что они будут делать? И как – хаха! – они будут реагировать?

Да, есть виртуальное государство. Оно, например, расположено на территории Кавказа. Называется Имарат Кавказ. Если ты зайдешь на его сайт, ты увидишь другое летоисчисление. Ты увидишь, что город Махачкала называется Шамиль-Калой, ты увидишь какие-то фантастические новости: моджахеды приняли бой против кяфиров. Имеется в виду, что очередную пятиэтажку, в которой засели боевики, раздолбали из танка или гранатометов. Понятно, что эти люди живут в другом мире. А среди этих людей, кстати, сторонников Имарата Кавказа, есть хотя бы довольно много пассионарных людей, хотя, конечно, их гораздо больше среди гопников, потому что гопники счастливы, когда оказывается, что они грабят во имя аллаха или великой России, а не во имя чего-то. Какие перспективы Имарат Кавказа? Я думаю, что никаких. И что для меня важно, это сейчас будет стратегия Кремля: действовать ниже радара.


http://echo.msk.ru/programs/code/1321652-echo/
Tags: Россия, Украина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments